http://ua6igi.ru/ArmyHam/LabelBBC.jpg

 

Давно хотел написать об этой истории, вот спустя двадцать семь лет начал. Посвящается с моим друзьям – сослуживцам, с которыми проходил службу в  84-86 годах.

 

Часть первая. Залет.

Осенью 1984 года я призвался в армию и попал  в ростовскую  учебку радистов.  

Наша учебка связистов была не официальной и находилась на территории штаба корпуса ПВО Северо-кавказского военного округа, в Ростове, на против РИЖД. Почему она была не официальной я толком конечно не знаю, солдатам этого не доводили, но был устойчивый слух, что мол качество подготовки связистов из стандартных учебок было не удовлетворительным и корпус организовал учебку для себя. Не знаю, так ли это на самом деле, но качество в нашей учебке было действительно хорошим. По крайней мере, в нашем взводе никто на выпуске меньше 20 групп (100 знаков) в минуту не принимал. Это первый класс радиста – солдата. Я принимал 25 групп цифры, правда пока строчка не заканчивалась и не наступала необходимость перенести карандаш на новую строку, при переносе сбивался.

В стандартной же учебке выпускники имели штатные 12 групп (60 знаков) в минуту – норматив солдатского 3 класса. Чему мы удивлялись, встретившись с выпускниками харьковской учебки уже в основной части, после учебки. Хотя у всех был 3 класс, но скорость приема у нас была почти раза в два выше.

Учебка наша располагалась в комплексе старых зданий¸ говорили, что там еще до революции воинская часть была, говорили, что даже кавалергардский корпус. Одним из следствий этого было то, что на территории  была почти забита канализация и много неработающих канализационных колодцев были забиты пустыми бутылками. Последнее было следствием еще и того, что на территории располагался штаб корпуса. Пустые бутылки, господа офицеры часто выбрасывали просто в окна штаба, выходящие к забору. Во время уборки территории, солдаты эти бутылки собирали и ссыпали в ближайший заброшенный колодец.

 В результате, одной из постоянных работ у солдат было вычерпывание воды из затопленных действующих колодцев. Делал это так называемый "резерв" взвода, заступившего в наряд. Это те, кто не попал в наряд куда либо и использовался для всяких разных нужд.

Когда я попал на вычерпывание затопленного колодца, то увидел, что пятеро носили воду в ведрах, а шестой стоял с палкой и топил ведра.  Кроме того, что один человек воду не носил, еще и тратилось время на утопление ведра палкой. Не много, но заметно на отрезке времени, которое тратилось на вынос полного ведра и возвращения. После того, как я показал как можно обойтись без выделенного человека на утопление ведер, работа пошла заметно быстрее.  А прапорщик, ответственный за это хозяйство, меня запомнил. После этого меня стали выдергивать на такие работы даже по ночам. И даже тогда, когда наш взвод не был в наряде. Являлся прапорщик, ответственный за  все эти канализации и происходил примерно такой диалог с дежурным по роте:

"нужно колодец вычерпать"

"возьми из резерва"

"и того, узкоглазого, давай!"

Но нет худа без добра. В результате я наладил дружеский контакт с местными солдатами - кочегарами, водопроводчиками, поварами и т.д. И появилась возможность забежать в кочегарку погреться и просушиться, в столовой получить кусок мяса сверх нормы и т.д. Все это было для солдатской жизни важно и с лихвой покрывало неудобства дополнительной работы. Кроме того, научился прочищать засоры труб, что даже понравилось и  несколько раз уже пригождалось после армии. ☺ Еще один плюс этого было то, что я узнал, где находятся заброшенные колодцы, набитые пустыми бутылками.

К задней стенке забора нашей части примыкал магазинчик "Вино-Водка" с приемным пунктом стеклотары, в том смысле, что часть забора была общей с этим магазинчиком. Довольно быстро я разработал схему, по которой мы, заступив в наряд куда ни будь типа кухни или заднего КПП, пробегались по этим колодцам и набирали пустых бутылок в пару солдатских вещмешков. Этого количества хватало как раз на пару бутылок самого дешевого вина "Осенний сад" по 1,2 рубля. Из этого литра каждому участнику доставалось грамм 100 и на службе не сказывалось. Понятно, что от офицеров держались подальше. В наряде на кухне, это было не сложно.

Так продолжалось несколько месяцев, но доза понемногу росла. И к весне уже превратилось в откровенную пьянку, когда на "рыло" уже приходилось по несколько бутылок. Понятно, что в такой форме, это незамеченным долго продолжаться не могло. И не продолжалось. В конце марта, дежурный по части нас поймал. Причем, он просто услышал наши пьяные крики, доносившиеся со второго этажа кухонного блока, при закрытых окнах и проходя метрах в 50 от кухни.  После этого он долго ломился к нам в закрытые двери, пока до нас дошло, что к нам кто то стучится.

Это был "ЗАЛЕТ". В результате которого, наш командир взвода заменил мои выпускные оценки, а это были пятерки, на двойки. В общем, в часть я поехал с оценками и характеристикой "тупая чурка" .  Плюс, прописали "нарушитель дисциплины",  хотя это то было вполне заслуженно. Но в целом, с такими результатами обучения в документах, и благонадежностью радистами не становятся.

 


Наш учебный второй взвод радистов

 

 

Часть вторая. Вводная.

 

Я в своей Р140МПриехав в мае 85-го в часть, это был аэродром в г.Крымск Краснодарского края,  я вполне ожидаемо в радисты не попал, по причине своих неудовлетворительных оценок и характеристик.

Приехали мы втроем, радисты из одного взвода. Первую неделю вместе торчали на разных мелких работах на аэродроме. Служить нам полагалось на узле связи командного пункта КП т.е.. Он располагался возле поселка Саук-Дере, в семнадцати километрах от аэродрома кажется. Раз в неделю, по четвергам, на КП менялась смена, народ вывозился в баню, повар набирал продукты на следующую неделю и пр.  В очередной четверг, первого из нас забрали на КП. Через неделю забрали второго. Я уже рассчитывал поехать в следующий четверг, но меня не взяли. Не взяли и на пятую неделю. На мои вопросы "а чего?" получал ответ типа "не волнуйся, на кого учился, тем и будешь".  Волнения это мне не убавляло, тем более что понимал, что это скорее всего по причине содержания моего "аттестата". А это могло значить, что радистом я вообще могу и не быть.

И вот на шестой неделе, как то после отбоя зовут меня к дежурному по части. Прихожу, там сидит незнакомый прапорщик и спрашивает "поваром пойдешь?". Не то, что я к такому повороту готов не был, варианты в голове во время сидения крутились разные, но верить в это не хотелось. От грусти мне дыханье сперло и я выдавил "я, радист".

Прапорщик, видимо перед этим ознакомившись с моим "аттестатом" и не сомневаясь в том, что видит перед собой именно то, что там и написано,  решил, что тупая чурка хочет на КП, поскольку там от начальства подальше и служба полегче. И решил меня успокоить "поваром будешь на КП".

Мне, понятно, было все равно тогда где быть поваром, хоть на КП, хоть на полюсе. Я ведь радист! Это я ему и выдавил из себя еще раз "я радист!".

Теперь прапорщик видимо решил, что я хочу быть радистом по причине того, что считаю эту службу легкой, а ответственности ее себе не представляю. Но продолжил уговоры "ты представляешь себе, что будет с радистом, если он сигнал не примет?"

Конкретно, что тут делают с таким радистом я себе не представлял, но понимал, что ничего хорошего с таким радистом и тут быть не может. Но ответил, что да мол, представляю.

"И что?" спросил прапорщик.

"Я радист!" опять ответил я.

"Ну ладно, вот ты сколько групп принимаешь?"  продолжал проявлять прапорщик удивительную даже мягкость в уговорах.

На тот момент я уже месяц не практиковался, поэтому перестраховался и ответил что мол больше месяца я уже не принимал, но 18 групп буквы и 20 цифры я приму.

"Принимаешь 20 групп?" удивился прапорщик.

"Могу и 25 цифры" решил я укрепить прапорщика в сомнениях по поводу моей тупости.

"А пойдешь КВ механиком?" после короткого раздумья спросил прапорщик.

Это мне понравилось гораздо больше чем поваром, но на тот момент слишком много во мне адреналина видимо булькало и упершись  рогами в землю я повторил "я, радист!".

"Да дался тебе этот радист. Будет у тебя в станции ключ, стучи сколько хочешь."  Эти слова прапорщика я потом часто вспоминал, но молча, про себя. J

Тогда же я просто осознал, что ситуация из полной задницы, вдруг обернулась почти идеальной. И быстро согласился, пока прапорщику не надоело меня уговаривать.

Так, после месяца махания веником и неудачной попытки сделать меня поваром,  стал радиомехаником кв радиостанций Р-140. И, благодаря залету,  сбылась моя самая большая на тот момент мечта.

До армии я занимался радио и под влиянием своего Учителя Анатолия Эрендженова UA6IBD, начал заниматься радиолюбительством на станции юных техников города Городовиковска, Калмыцкой АССР. Но в эфире почти не работал, а занимался конструированием. На то, как народ работает только смотрел, поскольку телеграфа не знал, а работали у нас на станции телеграфом, слушали на Р-250. Поэтому я в армии очень хотел выучить телеграф, но просидеть всю службу в наушниках желания не было. Хотелось заниматься техникой, желательно КВ.

И вот, благодаря "залету" все именно так и произошло. В радисты меня не взяли, поскольку нарушителей дисциплины на  эту должность не брали, но взяли КВ механиком. В результате, у меня было три радиостанции: Р-140-0,5, Р-140, Р-140М. Из которых М-ка была не задействована в постоянной работе и находилась в горячем резерве. Кроме того, вся техника находилась под навесом, вдали от офицерского надзора. В общем, на тот момент, для меня  счастье выглядело именно так, как сложилась моя служба.

 

 

Часть третья. Радиохулиганство.

И вот я сижу в кунге Р-140, почти целыми сутками и никто меня не беспокоит. Ну, бывает конечно начальство непосредственное и опосредственное где то появится, но под моим навесом, где стояли мои станции их бывало не более чем полдня в рабочие дни. В остальное время никого из начальства даже на территории не было. Не говоря уже о каком то надзоре надо мной. Заботами по службе тоже был не сильно перегружен. Был довольно тяжкий первый месяц после учебки. Но после периода адаптации "молодого" и "понимания службы" все наладилось. Если все делать хорошо и во время, то техника работает, а у тебя куча свободного времени.

И разумеется, что когда появилось свободное время захотелось выйти в эфир. Тем более, что целая Р-140 в полном распоряжении. Но тут была проблема. Хотя после учебки я неплохо владел телеграфом, на уровне радиста первого солдатского класса, но никакого опыта реальной работы в эфире не имел. Представлял себе конечно в общих чертах систему позывных,  общий регламент проведения связи, радиолюбительские частоты, но это и все. И даже это только в теории. И этого было явно не достаточно для того, что бы взяться за ключ в реальном эфире.

В результате я сидел, руки чесались, но в любительский эфир не лез. Но в те годы, в тех местах было много радиохулиганов или "шарманщиков", как я их далее буду называть. Каждый вечер в эфире было с десяток и более станций. Многие сидели там часами, кто крутил музыку, кто общался и даже пил водку имея собутыльника в эфире. Некоторые обсуждали технические вопросы. В общем, обширное и не пуганное сообщество шарманщиков. В основном, по качеству сигнала было слышно, что работают шарманщики. Но были и очень качественные сигналы, не отличавшиеся от вещательных по качеству. Одну такую станцию я помню до сих пор по позывному, под которым она выходила в эфир – "Черемуха", этот оператор выдавал в эфир неплохую музыку в хорошем качестве. Были и еще несколько качественных станций и много других, не таких качественных. Общее количество наверное было больше тридцати, хотя подсчет и учет я не вел. Была мысль вести типа журнала радиостанции, но отказался от нее как представил, что будет, если этот журнал найдут офицеры.

И вот для общения в эфире с шарманщиками я был готов в операторском плане. ☺

Дело было за техникой. У меня почти неделю не получалось с ними связаться. Режима "чистого" АМ в Р-140М не было. Кроме "М"-ки у меня была еще одна Р-140, довольно старая, и там кажется был режим АМ,  но с нее работать было нельзя, поскольку она выдавалась радистам и была в режиме боевого дежурства, а "М"-ка стояла в резерве и была свободна.

Поэтому доступна была только "М"-ка. И в ней был режим с 70% подавлением несущей, для связи с радиостанциями старого парка. Я пытался в начале использовать этот режим для связи с шарманщиками. Но получалось не очень. Настройка была очень острой. Даже небольшое отклонение приводило к потере разборчивости моего сигнала. С учетом того, что плавной настойки в Р-140 нет и настраиваться нужно было щелкая дискретными переключателями, то задача точной настройки требовала больших усилий.  Возможно тут еще усугубляло ситуацию, то что стабильность сигнала у шарманщиков была скорее всего не больше чем у простой техточки, без мер по стабилизации. Для вещания в АМ вполне хватало, но у меня требования были жестче. И даже когда удавалось настроиться, то мой сигнал оценивали на троечку с минусом и рекомендовали что то предпринять со своей шарманкой для повышения разборчивости ее сигнала.

Так я провозился несколько дней с неудовлетворительным результатом. И неожиданно вспомнились слова моего первого руководителя радиокружка на Городовиковской станции юных техников Лазарева Владимира Петровича UA6IAB. Он как то в разговоре с кем то говорил, что АМ приемники неплохо принимают ЧМ модуляцию, при настройке на скат АЧХ. Попробовал выйти на шарманщика в режиме ЧМ и результат был выше ожиданий. Получил лестный отзыв о своем сигнале, помню это звучало "в режиме средних радистов!". До сих пор не полностью понимаю, что это значило, но было очевидно, что с сигналом уже все хорошо.

После этого я начал активно работать и работал с полгода.  Связи у меня были короткими, поскольку ни о погоде, ни о музыке или выпивке мне разговаривать было не интересно. Я пытался проводить связь в режиме приближенном к радиспорту. Т.е.  запрос информации о месте работы, типа QTH, силе и качестве сигнала. Позывной себе взял "Роса". Это кстати, был мой реальный позывной в одной из служебных сетей. И конечно его брать для такой "работы" не стоило. Но захотелось еще немного адреналина наверное.

В ходе этих моих развлечений был один случай, вначале показавшийся мне комичным, но после до меня дошло, что возможно все было совсем не смешно.

Я когда работал, мощность передатчика выставлял так, что бы стрелка чуть поднималась, а поскольку штатная мощность 140-й составляет 1,5КВт, то выходило наверно Ватт 100-200 и этого хватало для восторженных оценок силы моего сигнала от всех корреспондентов. И вот решил сработать с Черемухой. По привычке немного поднял стрелку и спрашиваю о силе моего сигнала, ответ был "нормально". Меня это немного даже обидело, я ведь привык к превосходным оценкам, а не нормальным. Поднял стрелку на полшкалы и в ответ опять слышу "нормально". Тогда выдал полную мощность, стрелка уперлась в правый край и Черемуха уже раздраженно ответил типа "да нормально я тебя слышу, отстань".  Поскольку поднимать мощность далее уже было не куда, я отстал.

На следующий день слышу в эфире разговор Черемухи и станции с позывным Космос.  Вот его содержание практически дословно:

Космос. Ты вчера работал с мощной станцией? Очень мощно и очень чисто к тебе подошел, спросил где ты находишься и сразу выключился? Очень мощно и очень чисто и сразу выключился?

Черемуха. Да вроде было.

Космос. Это были "друзья"! Ты понял, это были "друзья". Я как услышал, сразу побежал аппаратуру прятать.

Я, услышав этот разговор, сразу развеселился. Решил продолжить шутку. Включился, поставил стрелку на полшкалы и спрашиваю Космоса, "а ты где сидишь?". Ответа, понятное дело, не последовало.

Я после решил, что Черемуха видимо сидел в минимуме излучения моего диполя, а Космос в максимуме. Поэтому у Черемухи прибавка ощущалась не сильно, а у Космоса наверное приемник дымился. Сейчас уже понимаю, что укороченные диполи (inverted v) из штатного комплекта Р-140 на средневолновых частотах и при высоте подвеса в двенадцать метров дают почти идеальную, круговую диаграмму. Видимо Черемуха просто вредничал.

Так, с юмором, я к этой истории и относился примерно до сентября 86 года. В апреле 86 года на нашем аэродроме начали менять взлетную полосу и солдат с командного пункта за ненадобностью в основном отправили на низковалифицированные строительные работы, а меня и радистов на запасной командный пункт под Анапу. Там мы находились до сентября и все это в время я не шарманил, поскольку мне в руки попал "Справочник коротковолновика" и по нему я выучил коды и правила работы в радиолюбительском эфире и  полностью ушел в него. Кстати, несколько удивился, тому что оказывается международный, буржуйский Q-код полностью совпадает с нашим внутренним, советским Щ-кодом, который я знал еще с учебки. Но никто мне разъяснил, что буржуи оказывается работают с использованием нашего кода. ☺ И куда только компетентные органы смотрели. ☺

Поэтому о шарманщиках я вспомнил только когда мы вернулись в сентябре. Когда в конце сентября решил тряхнуть стариной и пошарманить, то удивился тому, что в эфире не было шарманщиков. За несколько дней услышал только пару очень слабых станций, видимо не местных. Т.е. местных шарманщиков выгребли всех, а те кто остался, наверное боялись выходить в эфир. Как тралом выгребли.

Панорама моего навесаИ тогда подумалось, а не меня ли это искали? Чем больше думал, тем больше получалось, что меня. Ведь все компании по борьбе с радиохулиганством в те времена обычно кончались ловлей пары – тройки радиохулиганов и их показательной порке. А вот так выловить всех, а их было очень много везде, для этого требовался повод и соответствующие усилия. И такие акции на моей памяти вообще не устраивались, да и от старших я не слышал о таком. Поэтому получалось, что повод нужен был соответствующий. И получалось, что  после того как я продемонстрировал Черемухе свои потенции, впечатлен мог быть не только Космос. Мощная станция, а я думаю, что тогда я качнул не менее 1,5 КВт штатных, а скорее всего и более, да еще с ЧМ модуляцией могла вызвать интерес служб радиоконтроля не только Краснодарского края. Получалось, что я вполне мог быть таким поводом. То, что работала явно не шарманка было наверное очевидно для служб радиоконтроля.

Если бы возникло подозрение о возможности самого факта такого.

После таких раздумий я был благодарен судьбе за то, что отправила меня в другое место и заняла мои мозги радиоспортом. А то бы мог продлить время службы на какое то время в дисбате. Шарманить  с военной радиостанции, находящейся на командном пункте авиационного полка ПВО, несущего боевое дежурство, вполне могло быть поводом для этого в советские времена.

После подумалось, если это предположение верно, то на мне и грех за всех кого выгребли в поисках меня. А таких было несколько десятков. Если конечно это меня искали.

Если кто ни будь из читающих эту статью что либо знает о тех событиях, то буду очень благодарен за информацию о том, что и как было на самом деле. Ну, или любые подробности. Отправить сообщение можно через раздел "Связь с автором" сайта UA6IGI.RU или по почте из Call book радиолюбительских серверов. 

Повторю, речь идет о резком снижении радиохулиганских станций в период с конца весны до начала осени 1986 года в Крымсском районе Краснодарского края и, возможно районах находящихся рядом.

 

 

 

Часть четвертая. Спортивное радиохулиганство.

 

Я и Вадик, UNLIS station UA6HFTШарманить быстро надоело, поскольку ничего спортивного в производстве впечатления на местных шарманщиков с передатчика Р-140 не было. Хотелось в радиолюбительский эфир, но кого либо, кто бы смог  разъяснить правила работы, коды, сокращения и пр. не было. Поэтому я занимался в основном наблюдением. Стандартные коды типа CQ, QTH и 73 были понятны, хотя окончание связи через CHEERIO казалось слишком долгим J, но вот в дешифровке остального был не уверен.  Вскоре привлек к этому делу и своего друга с которым были вместе еще в учебке.  Придумали себе позывной UA6HFT, село Литовка, Ставропольского края. Просто по наитию. Никакого дополнительного смысла это не несло. Кроме как позывной ставропольский и была не большая вероятность того, что на западе Краснодарского края любители знали всех ставропольцев и могли узнать позывной и заинтересоваться. С другой стороны, сильный сигнал от ставропольца тоже не воспринимался бы как нечто нестандартное.

Но в эфире мы почти не работали, поскольку не знали как. Как то связались на сороковке с одной станцией, очень жалею что не запомнил позывной помню только что вроде со ставрополья, и открытым текстом дали то, что я начинающий радиолюбитель. И это на сороковке, качественной передачей, неплохой скоростью и довольно приличной мощностью и качеством сигнала. ☺ Несмотря на это, HAM на другом конце проникся и тоже открытым текстом спросил, нужна ли какая помощь. Ответили, что очень нужны радиолюбительские коды и сокращения, кроме Q-кодов. И человек начал передавать всю таблицу сокращений. Мы подняли отдыхавшего радиста и в три пары ушей начали принимать. Передача была минут тридцать. После сигнал начал плавать и HAM остановился. Передал, что начались проблемы с усилителем. Мы из полученных кодов набрали благодарностей минут на пять и долго колотили их в эфир. Видимо это  тронуло и человек еще минут пятнадцать передавал таблицу. После сигнал начал затухать и прекратился. Мы еще раз повторили наши благодарности минут на десять. Если кто узнал себя в этом самоотверженном радиолюбителе, то очень хотелось бы пообщаться. Передать благодарность уже лично.

После выяснилось, что одна из радисток, служившая в части вольнонаемной, занималась раньше в местной коллективке и понимала о чем речь, когда разговоры заходили о спортивной радиосвязи. Звали ее Галя-Галюня, фамилии к сожалению не помню. Она и принесла нам "Справочник радиолюбителя". Этих сведений нам хватило. Мы вышли в эфир и торчали там ночами. Особенно мой напарник, у него вообще было ночное дежурство и почти все время дежурства он сидел в любительском эфире.

Все это было на самом деле. Возможности Р140-й это позволяли. В ней был штатный приемник Р-155, его оставляли настроенным на дежурную частоту приема в режиме выдачи сигнала на динамик, а частоту передачи запоминали на ПУРе на одном из положений переключателя автоматической настройки. Там есть такая опция, можно до десяти комплексных настроек, включающих частоту и положение настроечных органов усилителя мощности, согласующего устройства и выбор нужной антенны. А  любительский эфир слушали на отдельный приемник Р-399. На общий вызов не работали вообще, а при необходимости связаться, набирали нужную частоту переключателями передатчика. В те времена, полосы приемников были широкими и промахивались мы не часто.

Т.е. Р155 все время был настроен на дежурную частоту, а звук на динамик. Поскольку связь в сети осуществлялась на хорошей энергетике, то и сигналы были громкими.  Поэтому, когда оживала дежурная сеть, то не торопясь включали нужное положение на ПУРе. И к моменту окончания вызова нашей станции, наш передатчик уже был готов к работе в дежурной сети. Несколько раз так приходилось включаться. Вернее делал это Вадик. Я то радистом не был и на мне не было ответственности дежурного радиста на смене. Но Вадику тогда это было по барабану.

Работали в основном на сороковке и не очень далеко. В основном с Европой, ближней Азией, Северной Африкой. Но восторга это приносило много.  По началу было как то боязно работать с иностранными станциями.  Языков не знали телеграфом. ☺ Но после до меня дошло, что Q-кодов вполне достаточно для работы с ними. И как то я сработал с итальянцем, после этого границ не осталось, начали работать со всеми, кого слышим. ☺ И так работали до начала сентября. После этого вернулись в свою часть и было уже не до эфира. Обустраивали хозяйство на постоянной основе, после начались дембельские работы, да и такой тяги уже на тот момент не было.  Пресытились немного.

Вряд ли бы кто ни будь из нас занялся подобным сейчас. Но вот тогда просто никаких переживаний по поводу того, что будет если поймают в голове просто не было. Хотя и понимали, что дело это даже наверное подсудное. Хотя, конечно расчет был на то, что в любительском эфире наша работа внимания не привлечет. Станций кругом полно и, если не будем перебарщивать с мощностью, то все будет в порядке. Так и было. Работали тоже Ватт на 100-200 и на дембель ушли спокойно. Об этих шалостях командиры и начальники не прознали.  Молодость, однако.

Перед дембелем

 

 

 

Часть пятая. Маленькие истории из армейской жизни.

Тут я повспоминаю истории, с радио не связанные, но наверно интересные для прочтения, по крайней мере друзьями – сослуживцами. А может и сослуживцы чего дополнят. Событий тогда, наверное как и у всех, у нас тогда хватало.

 

Бензин, Вино и Виноград

Мой удикБыли во времена "золотого застоя" приятные моменты, связанные с возможностью реализации "дефицита". Так, к концу восьмидесятых дефицитом уже начал становиться бензин. Поэтому и случилась эта история.

Когда нас отправили на гору под Анапой, то вначале ребята уехали без меня. Хотя я и был на тот момент единственный штатный радиомеханик своей радиостанции, да и вообще, единственный КВ-механик солдат в нашей части.

Через неделю я приезжаю и вижу картину, станция подключена к местной электрической сети. А там напряжение качается от 150, до почти 380 вольт. Видимо зависело от того, какой локатор, какую фазу "перекосит". Нам, в смысле нашей части, наша техника была дорога и я предложил запитаться от стандартного бензогенератора станции, УД-4 кажется. Это четырехкиловатный генератор. Получив разрешение от своего командира роты, так и сделали. И за неделю генератор "выжрал" ровно одну двухсотлитровую бочку 76-го бензина. Это записали и стали каждую неделю привозить мне бочку бензина.

Вскоре до меня дошло, что запускать генератор нужно только при работе на передачу, а прием вполне тянут и аккумуляторы. А поскольку активной работы в эфире у нас тогда не было, то генератор стал включаться на минут пятнадцать в сутки. И почти вся бочка бензина стала оставаться. Немалую часть этого бензина приходилось отдавать нашим прапорщикам, которые заступали к нам на дежурство. Но их было не много. Один в неделю. Все равно не мало бензина оставалось у нас.

Это было богатство. Которым мы распорядились довольно хорошо, во всяком случае, с большим удовольствием.  Под нашей горой, располагалась деревня "Варваровка". Там, местные армяне делали превосходнейшее вино. Такого в советские времена в магазинах купить было не возможно. Сейчас попадается высококачественное, марочное вино, в основном грузинское, похожее по вкусу и качеству. И то, не всегда.

В этих условиях, ребята нашли армян, которые меняли нам двадцатилитровую канистру бензина на трехлитровую банку вина.

А по склону нашей горы были виноградники, в которых выращивали столовые сорта "дамский пальчик" и "кардинал". Где то в начале августа созрел дамский пальчик, а позже кардинал. Кисти были огромные, с локоть величиной и огромными ягодами на конце кисти вкуса. Вкус у этого винограда был превосходный. На рынках такого точно не встречается, я во всяком случае после армии такого винограда не пробовал, даже в хороших ресторанах.

Во вторую половину лета мы частенько по вечерам посылали под гору пару "молодых", одного с парой канистр в деревню, и он приносил обратно пару трехлировок вина, а другого с парой вещмешков, и этот приносил в них виноград.  А всего нас было человек шесть. Мы пили прекрасное вино, заедали отличным виноградом и после отваливались спать прямо на том месте, где сидели. Рассматривая перед засыпанием звездное небо.

Приятно вспомнить.

Самогоноварение. Или не так приятен результат, как процесс. Или слава универсальным солдатам.

Как то у нашего повара скисла пятилитровая банка томатной пасты. Кажется пятилитровая, но может быть это была и трехлитровая банка. Парень он был у нас толковый и предприимчивый. Выгреб он эту скисшую массу и поставил из нее брагу, а с банкой пришел ко мне под навес. Я жил в кунге Р-140 под навесом с техникой и был этим очень доволен, поскольку время для нас тогда было "молодое" и жизнь под навесом позволяла мне держаться подальше от домика, где жила смена. То есть, подальше от тех, в чьи обязанности в этот период входило воспитание молодых в общественно-полезном духе. И вот, придя ко мне,  Повар предложил из этой банки спаять конденсатор для самогонного аппарата. Т.е. впаять туда спираль змеевика, в котором должен конденсироваться спиртосодержащий пар.

Вовка-ПоварИдея мне понравилась. Мы в подсобке нашли топливные трубки от дизеля. Это были медные трубки, примерно с сантиметр внешнего диаметра. Поскольку это были не новые трубки, то отожгли их на костре, для удаления из них масла и солярки. А после, свернули змеевик и впаяли в банку. Конденсатор получился очень не плохим. Его потом нашел и забрал себе прапорщик по фамилии Вечеря. Так после, видимо после проверки у себя, отзывался о нашем змеевике в превосходной степени.  :)

Сам аппарат Повар сделал из армейского чайника. На носик натягивал резиновую трубку, другой конец которой на змеевик. С той томатной пасты у нас получилось около бутылки довольно крепкой и светло-коричневой самогонки. Субъективно, наверное градусов 70 было. Причем мы боялись, что  будет резиновый привкус от трубки, но не было.

После, Повар еще несколько раз ставил брагу и гнал самогон, из киселя и еще из чего то, не помню из чего. Конец этому положил вышеупомянутый прапорщик. Новый змеевик спаять мы так и не сподобились.

Хотя  к тому времени Повар уже наладил товарный обмен с местным населением. Раз в неделю у нас заступала на дежурство новая смена, это из тех кто менялся, была баня и  Повар получал продукты на неделю на шестнадцать человек. Что было довольно не мало. Поскольку ребята не любили кисель и перловку, то у Повара скопилось этого добра много. Кисель, как я уже писал, мы пускали на самогон, а перловку  Повар начал менять на водку в селе, сразу за забором. После этого нужда в самогоне отпала. Да и пили мы не столько ради пьянки, сколько ради озорства что ли. Т.е. если в какую неделю Повар водку не выменивал, то проблемой это не было.

Так же мы, по идее того же Повара, поставили как то половину сорокалитровой фляги вина. У нас, вокруг части рос винный виноград сорта кажется Ркацители. Так Повар как то предложил нашим первым дембелям, к дембелю сделать вина. Идея мне понравилась и мы принесли каждый по два вещмешка этого винограда. Из четырех мешков надавилось половина фляги сусла. При этом у меня было конечно понимание того, что виноград нужно давить, но вот как это делать, я тогда только догадывался. Поэтому, когда сели давить, я начал это делать согласно со своими книжными представлениями. Т.е. брал по ягоде, выдавливал их пальцами и отбрасывал выдавленную кожуру. Минут через пять, Повар обратил внимание на мою малую производительность и эмоционально объяснил мне мою ошибку. "Вот как надо" сказал Повар и взял в каждую руку по целой кисти и "обжамкав" их бросил сразу во флягу. Я конечно целиком доверял жизненному опыту Повара в этом деле, но все таки спросил а как мы будем удалять кожуру и веточки. "Сами всплывут когда надо будет" ответил Повар. И действительно, через какое то время, во первых, шкурки стали тонкими, буквально остался только один тонкий внешний слой, и во вторых, всплыли вверх. И весь этот мусор Повар собрал с поверхности шумовкой. При этом, само сусло из зеленоватой субстанции, по консистенции напоминавшей сопли, превратилось в прозрачную розовую жидкость с обалденным вкусом сока. Это наше вино и сгубило. Поскольку все начали забегать пробовать и выпивать по полкружки.  Через несколько дней наш проект "вино" был закрыт.

Хотя, как и я, Вовка поваром по специальности не был. Он закончил учебку и имел специальность радиомеханика УКВ станций. Но первые пол-года ему пришлось быть поваром. Он и не сильно упирался.  Поскольку, в отличие от меня, "повернут" на радио не был. Когда же его сделали УКВ механиком, то перешел ко мне под навес. Что только усилило наше совместное творчество в дальнейшем.

Несколько лет назад наш  Повар – Володя Залевский из Севастополя умер. Светлая ему память.

 

Как понималась служба.

Была у меня, как у КВ механика одна нечастая, но очень неприятная обязанность. Примерно раз в месяц, по ночам проводилась проверка связи между несколькими узлами в SSB режиме, телефоном т.е.. Ничего сложного, но команда давалась примерно в полночь, а последний участник подходил часов в пять утра. И все это время приходилось сидеть и ждать его. А спать в то время, мы как "молодые" могли всего примерно часа четыре в сутки. Поэтому понятно, что такая проверка, мягко говоря,  раздражала. Тем более, что сама работа по проверке сводилась к паре слов и нескольким минутам манипуляций с техникой.

И вот, оставшись пару раз без сна из-за этого геморроя, я понял, как нужно оптимизировать службу. Когда давали команду на открытие этой сети, то я включал все необходимое и заваливался спать. В сети народ постепенно собирался и в конце концов, я оставался единственным, кто не вышел на связь. После этого, звонили нашему дежурному по связи с запросом разъяснений и тот по внутренней связи будил меня.  Соврав ему что либо о неисправности техники и своих героических усилиях устранить неисправность в течении всей ночи, которые вот только пару секунд назад закончились моей победой, выходил на связь в сеть. Все уже там сидели и ждали одного меня. Как только я появлялся в эфире, все быстро навались и проводили свою последнюю связь, т.е. что то вроде пай-ап получалось. После этого сразу всем давали отбой связи.  Все занимало минут пять времени. Я докладывал дежурному по связи об успешном завершении сети, все выключал и спал дальше, если оставалось время. Сон для нас в тот момент был наверное главным жизненным благом. J

 

 

Часть пятая.  Тридцать лет спустя.

 

После написания статьи появилась реакция от читателей и произошло событие, относящееся к описанным. Так, от друга, прочитавшего статью я узнал, что Черемуха и Космос похоже были из Минеральных Вод. Во всяком случае, тогда там были такие шарманщики, они поддерживали связь друг с другом и Черемуха действительно выдавал в эфир хорошую музыку в хорошем качестве. Похоже, что это были именно те шарманщики.

Событие же, это встреча с командирами и рассказ им об этих шалостях через тридцать лет. Решили мы с однополчанами собраться на 30 лет дембеля в месте, где служили. Т.е. в Крымске и после выехать на горное озеро, которое было как раз за нашей частью. Планировали собраться впятером, но собрались вдвоем. Но приехал друг из Восточного Казахстана.

 

Нашли мы нашего старшину и договорились, что он соберет наших командиров, кого можно собрать и все они приедут к нам на озеро.  Приехали почти все, кто был на старом, групповом фото. Посидели, я дал почитать статью командирам. Реакция была с легким недоверием.

Ну, вот на этом наверное можно и поставить окончательную точку в этой истории. Через тридцать лет. Маленький фотоотчет прилагаю.

 

 

Встреча

Встреча через 30 лет. Друг из восточного Казахстана.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

30

 

 

На этом фото трое из шести со старого фото. Неплохой результат для тридцатилетней паузы.

30

 

 

Ну, ЗА ВСТРЕЧУ! Казах фотографирует. :)

Командир

 

 

Командир читает о шалостях на его станци:)

Старшина

 

 

Старшина читает, командир осмысливает:)